Казус Кукоцкого: анализ и краткое содержание романа

По | 15 декабря, 2021

Содержание статьи

Казус Кукоцкого — роман Людмилы Улицкой. Главный герой этого произведения — врач Павел Алексеевич Кукоцкий. Сюжет романа Л.Е. Улицкой «Казус Кукоцкого» , вращается вокруг оси: зародыш — ребенок — человек.

Стоит заметить, что первое название романа, под которым он был опубликован еще в 2000 г. в журнале «Новый мир» — «Путешествие в седьмую сторону света». Название «Седьмая сторона света» потустороннее, оно акцентирует внимание на второй части романа, на Елене Кукоцкой, на «истине, которая лежит на стороне смерти», как говорится в эпиграфе произведения. Сама Л. Улицкая о смене названия своего произведения высказалась так — «Реальная жизнь героев меня, конечно, интересовала, но еще больше — ее второй (или третий, какой угодно!) план.

Роман получил премию «Русский Букер» в 2001 году. Этот же год указан в некоторых источниках как год первой публикации книги. Жанр романа «Казус Кукоцкого» — психологический реализм, автором раскрываются тончайшие движения души и внутренние страдания героев.

В чем состоит казус?

В чём же заключается казус Павла Алексеевича Кукоцкого? Казус Кукоцкого звучит как медицинский термин. С латыни слово казус переводится как случай, какое — то необычное происшествие. Гениальный врач гинеколог не уберёг своих женщин:

  • его жена не могла иметь детей;
  • приёмная дочь умерла при беременности;
  • он не заметил опущения матки Василисы Гавриловны;
  • не завёл своих детей.

Павел Алексеевич, наделенный даром от бога, ратует за аборты. Спасая жизни матерей, он убивает их детей. Но если не родившиеся дети могут родиться вновь («Здесь и нерожденные, абортированные… Иногда они дозревают и опять восходят»), то и грех его не так страшен, а работа его оправдана.

В самом романе слово казус не употребляется ни разу. Зато слово «случай» используется при описании сцены знакомства ПА и Елены, «редким случаем, когда оба дуэлянта проиграли» называют разговор Елены и ПА, когда она говорит, что он не отец Тане. О смерти Тани из — за врачебных ошибок Кукоцкий скажет: «Случай требует экстренного разбора». Спасение Сергея от маньяка это «один случай на миллион». Получается, жизнь каждого — цепь неслучайных случаев.

Видео: Казус Кукоцкого — аудиокнига

Какие проблемы поднимаются в романе «Казус Кукоцкого»?

В нём подняты глобальные проблемы:

  • нравственность и наука;
  • профессиональная и человеческая состоятельность;
  • культура и невежество;
  • жизнь и смерть.

Все это причудливо сплетается в неразвязываемом, гордиевом узле судьбы одной семьи Кукоцких, в орбиту которой втягиваются разные по своему социальному статусу люди. Параллельно роман отражает две основные проблемы правового характера — последствия действовавшего тогда законодательного запрета на аборты и разгром генетики в СССР. Первая проблема связана с лучшим и единственным другом Кукоцого, учёным-генетиком Ильёй Иосифовичем Гольдбергом (прототипом явился Владимир Павлович Эфроимсон) и начавшейся кампанией против генетики.

Вторая проблема, парадоксальная на первый взгляд состоит в том, что врач-гинеколог, потомственный медик, профессор Павел Алексеевич Кукоцкий лечит пациенток, занимается наукой.  В тоже время, обладая государственным умом,  одновременно пишет проекты о необходимости легализации абортов.

Запрещение абортов, запрет на взыскание алиментов, распространение уголовной ответственности за аборт на саму беременную женщину в послевоенный период привело к росту рождаемости. Но параллельно устами главного героя — П.А. Кукоцкого — Л. Улицкая  ставит еще один важный вопрос: а зачем нужна такая рождаемость? Зачем нужно рожать детей, которых ты не можешь прокормить-обуть- одеть, дать воспитание и образование?

Алкоголизм родителей, их бытовая неустроенность, изнурительная работа приводили к тому, что дети оказывались предоставлены сами себе, физически и умственно отставали, были хуже развиты, слабее и в целом глупее. Современные данные позволяют сделать вывод о том, что бедность нарушает работу мозга, создает психологические проблемы и трудности.

Роман погружает нас в жизнь врачей

В романе медицинская лексика используется в изображении профессиональной деятельности врачей и в диалогах между ними.  Л. Улицкая использует медицинскую лексику только в речи тех героев, которые занимаются врачебной деятельностью. Данную лексику писатель вводит для описания признаков болезни, действий врачей в операционных условиях, где термины не несут за собой добавочной нагрузки, а выполняют номинативную функцию в описании.

На станицах романа можно обнаружить:

  1. Строгую медицинскую терминологию: гематоксилин, болезнь Альцгеймера, кишечник, зародыш, радужная оболочка, петехиальная сыпь , кора надпочечников, яйцеклетка,  кровопускание, головка бедра;
  2. Метафорические конструкции: багровый свет раковой опухоли, флейта гортани.

На основе медицинских терминов автор создает индивидуальные метафоры, что оживляет сухой язык науки и является совершенно естественным в ткани художественного текста. Касаясь интимной сферы, Улицкая прибегает к эвфемизмам, т. е. заменяет кажущиеся ей нетактичными термины: «в сокровенной женской тьме»; «из кровоточащего рва, из утробной тьмы небытия»; «нежно складчатый бутон».

Писательница также использует перефразирование, то есть описательный оборот, образуемый для замены терминологического наименования. Это описание внешнего вида медицинского инструмента или органа.

Домашка по Лит-ре

Образ и роль моря

В романе «Казус Кукоцкого» море также играет важную роль. Беременная Таня Кукоцкая едет с подругой отдыхать. Первое впечатление о море: «Конец света», поскольку они приехали на безлюдный берег:

«Это была окраина бессарабских степей, площадка древнего мира… Несчастливая, покинутая всеми богами, родина белесого ковыля и мелкой душной пыли».

Море, которое они увидели, поражало тем, что оно «было мелкое, теплое, серое». Однако море не такое тихое, оно «прикидывалось смирным, ручным, как будто это не оно обрушило здешний берег своими осенними штормами и отъело у здешних мест многие километры бесплодной, но твердой земли».

Именно там меняется жизнь Тани — она встречает любовь всей своей жизни. Жизнь героини круто меняется — нет больше спокойствия, равнодушия к своему партнеру, для нее эта поездка стала «вершиной жизни, вершиной горы» . Море для нее — символ обновления, новой жизни, новой любви.

Потусторонний мир второй части

Во второй части романа автор создает пространство «паранормального, ирреального» мира. Данный мир организован на различных уровнях и различными способами:

  1. через наполненность стихиями (огонь, вода, земля, воздух);
  2. через введение другой системы координат;
  3. через религиозно-мифологическую символику.

Улицкая вводит читателя в мир потусторонний весьма специфично, так как мы не сразу понимаем, является ли это сном главной героини романа — Елены, либо же все действие происходит наяву. С самого начала дана сцена метаморфозы:

«Женщина задрала подол и удивилась, увидев свои ноги — они были в грубых трещинах. Кожа около трещин заворачивалась розовыми пересохшими трубочками. Она постучала по ним, и они отлетели, точь-в- точь как краска со старых манекенов. Она с удовольствием начала обскребать эту засохшую краску, из-под которой сыпалась грязная гипсовая пыль, и внутри открывалась новая молодая кожа….»

Также перейти в потусторонний мир Елене помогают кошки, которые окружали ее с момента болезни. Как мы знаем, кошка является проводником в эти самые миры: «Я осталась совсем одна», — проскользнуло в мыслях. И тут же она почувствовала легкое движение у ног — серая, с извилистотемными полосками на боках, простопородная кошка коснулась ее голой ноги. Одна из бесчисленных Мурок, сопровождавших ее всегда. Она наклонилась, погладила выгнутую спинку. Кошка отзывчиво мурлыкнула. И вдруг все изменилось.»

Библейские мотивы

С первых строк этой главы мы видим параллели с пророком Моисеем и его походом через пустыню: «Песок, подхваченный током воздуха, тонко звенел, ударяясь на лету о прозрачные стебли сухих ломких растений. Все стороны горизонта были затянуты дымкой, и никаких признаков светил в небе не было. Маленькие вихри заворачивались вокруг слабых мелких холмов, рассеивались, снова возникали».

В мире паранормальном Улицкая вводит персонажа, которого называет Иудей, это персонаж-зеркало, друг Павла Алексеевича Кукоцкого — Илья Гольдберг. Иудей, подобно Гольдбергу, ведет Бритоголового-Кукоцкого по пустыне, давая наставления и оставляя лишь тогда, когда Бритоголовый смог сам продолжить путь. Как указывают исследователи, «происхождение имени

Моисей — предмет полемики среди ученых. На древнееврейском языке имя «Моисей» означает «вынутый из воды» или «спасенный из воды». Эта этимология используется автором и для образа Елены. Как мы знаем, в мире нормальном, Елена имеет расстройство памяти и, с годами, лишь во время принятия ванной, она снова становилась собой, начинала разговаривать и открываться миру. Забытая и забитая, погружаясь в воду, она начинала общаться с миром, что являлось неким чудом для ее внучки.

Мотив омовения и своеобразного смывания грехов водой (крещения) переносится Улицкой и в потустороннее пространство. Оппозиция «песок- вода» перестает функционировать в ирреальном пространстве, и та, и другая стихия начинают выполнять тождественную функцию — перерождения. Теперь попробуем разобраться в символе огня, который постоянно горит в потустороннем мире: «Возле огня происходило что-то, прежде ей неизвестное».

 Недаром персонажи произведения разводят огонь на протяжении всего перехода через пустыню. Стихия воздуха проявляется у Улицкой в виде ветра, который является у нее живым, постоянно изменяющим свою форму и вид. Ветер в произведении является символом возрождения, а в высшей точке активности — это смерч.

Мир со своей физикой

У Улицкой в паранормальном мире возникает идея многомерности и многоистинности. В этом пространстве вводится другая, по сравнению с евклидовой геометрией, система координат.

Елена в мире нормальном занималась черчением для того, чтобы постараться запечатлеть объем вещи на плоскости, но в потустороннем мире она понимает, что пространство и время здесь изломаны, время пластично и подвластно изменениям, причем доступным на ощупь в том числе. Также в создаваемом автором пространстве присутствуют отголоски платоновской эстетики геометризма: душа здесь обретает свою истинную телесную форму. «Предмет эстетического сознания есть такой же синтез, но объективированный, данный как субстанция. Это «душа», ставшая «живым существом». «Живое», стало быть, и есть специально эстетический предмет в своем объективном существовании. «Живое» имеет свой лик, свое выражение, воплощается в адекватной выразительной форме, в которой внешне зафиксирован внутренний трепет жизни».

Кроме того, идея многомерного мира развивается не только в пространственно-временном отношении, но и через использование символики самых различных конфессий и религий. Так, в центре этой части романа — фигура Иудея, задающая ветхозаветные коды для прочтения текста. Однако на одном иудаизме Улицкая не останавливается, так как она не находит истины через предпочтение одной культуры — отсюда вытекает и заявленная ранее многоистинность мира.

В новый мир со старыми проблемами

Все герои второй части произведения «Казус Кукоцкого» попадают в этот паранормальный мир с какой-либо незавершенной в земной жизни миссией. Например, Толстуха, которая несла свой груз беременности почти до конца путешествия, а затем испытала многоплодные роды, или Бритоголовый — в мире нормальном он был врачом.

Улицкая убеждена, что именно профессия врача связана с деятельностью священника, жреца, и только врач может дать ответ на вопрос о границах между жизнью и смертью. В обычном мире Павел Кукоцкий был за принятие закона об абортах (дабы избежать смертности рожениц от криминальных вмешательств), а в потустороннем мире ему приходится принимать мифологические роды — бесконечные по количеству рожденных.

Улицкая не признает только одной истины, добытой в русле одной религии, и мы находим подтверждения этому в тексте и через введение философии толстовства (и бабушка Елены, и Василиса — ее помощница — остались за мостом, но дальше своего пути не продолжили). Таким образом, мост становится путем к другой истине, к другому миру и измерению, этот мост не дано до конца пройти тем, кто фанатично предан одной идее.

Видео: Сериал — все серии

Заключение

Л. Улицкая о названии романа говорит так: «Казус — это случай. Я рассказала о случае Кукоцкого — о человеке и его судьбе. Этот казус кажется мне казусом каждого из нас. Любой человек — это конкретный случай в руке Господа Бога, в мировом компоте, в котором мы все плаваем…»

Море у писателя точно край света, оно спокойное, тихое, однако через минуту может разыграться буря. Автор сталкивает своих героев со стихией. И в этом столкновении человека и стихии зарождаются новые эмоции, человек ощущает себя песчинкой в этом море жизни.

Автор романа, создавая потустороннее пространство, поддерживает идею многоистинного и многомерного мира, она совмещает все лучшее из каждой веры и создает свой, идеальный (и даже космополитичный по своей природе) мир.

Литература для статьи:

  • Казус Кукоцкого. Улицкая Л. Е. // — М.: ЭКСМО, 2004.
  • Медицинская терминология в романе Л. Улицкой «Казус Кукоцкого». Соколов A.H.
  • Образ моря и его роль в романах Л.Е. Улицкой «Казус Кукоцкого» и «Медея и ее дети». Латыпова Е.Э. // Башкирский государственный университет
  • Правовые аспекты феминизма и демографии в книге Людмилы Улицкой «Казус Кукоцкого» Л. В. Кружалоеа
  • Проза Л. Улицкой 1980-2000-х годов (проблематика и поэтика). Егорова Н.А.  // Диссертация … кандидата филологических наук. Волгоград, 2007.
  • Потустороннее пространство в романе Л. Улицкой «Казус Кукоцкого». Н. В. Гюнтер // Россия, Барнаул, Алтайская государственная педагогическая академия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *