Лестница Якова: краткое содержание и анализ романа

По | 10 декабря, 2021

Содержание статьи

Роман «Лестница Якова» — автобиографичное произведение Людмилы Улицкой, в котором повествуется о судьбе семьи главного героя — Якова Осецкого в нескольких поколениях. Это позволило автору показать драматизм российской истории ХХ века. Род Осецких, как и семья его жены Марии Кернс, разносторонне образован и интеллигентен; несмотря на совершенно разную профессиональную принадлежность героев, все они глубоко связаны с миром литературы, театра, философии.

премия «Большая книга»

Лестница Якова: роман-автобиография Улицкой

Исторической основой романа стали письма репрессированного деда писательницы Якова Улицкого. Работая над романом, в основу которого легли письма из личного архива, писатель совершает путешествие в историю собственной семьи и с помощью художественного вымысла придает этой истории обобщенную романную форму.

В центре романа параллельно изображаются личности двух людей:

  • Якова Осецкого, человека, рожденного в конце XIX века;
  • его внучка, Нора Осецкая. Их близкое «знакомство» происходит уже в начале XXI века, когда Нора знакомится с перепиской Якова и Марии, бабушки с дедом, архивом и личным делом.

Главный герой — дедушка Улицкой

Отца Людмилы Улицкой звали Евгений Яковлевич, значит имя деда — Яков сходно с именем главного героя романа, вынесенного в заглавие: «Это был Норин отец, Генрих Яковлевич». Родом Л.Улицкая из еврейской семьи. Прадед Норы «женился на местной еврейской девушке, завел трех сыновей и дочь Марию. Выучил со временем оба новых славянских языка <…> и это привычное двуязычие дополнялось еще двумя еврейскими — домашним языком идиш и приличествующем еврею «высоким» ивритом».

В одном из интервью, на вопрос чувствовала ли Л.Улицкая в детстве свое еврейское происхождение, она ответила, что яростно дралась с дворовым мальчишкой. В роман автор вводит подобное событие, показывающее отношение к евреям:

«Витю Чеботарева должны были бить. Просто обязаны были бить. Но ему повезло, и били другого, Гришу Либера. И не сильно, а так, слегка, скорее чтобы показать свое отвращение к еврею-вундеркинду».

Оба прадеда Л.Улицкой были часовщиками, один из Киева, другой из Смоленска. Сопоставляя с произведением, обнаруживаем, что отец Марии, то есть прадед Норы, «был часовщиком в третьем поколении <…> был первоклассным сборщиком и, при его трудолюбии и добросовестности, мог бы наладить сборку часов из швейцарских деталей в Киеве».

Также известно, что оба деда сидели в сталинских лагерях, оба вышли живыми. Яков сидел трижды и вскоре после освобождения умер в ссылке:

  • Нора «боялась узнать что-то ужасное о Якове, просидевшем в ссылках и лагерях по меньшей мере тринадцать лет»;
  • «последний в жизни Якова Осецкого лагерь был особый — Абезьский, инвалидный»;
  • «второй год, с тех пор как левая нога отказала и ходить он мог только с костылем, он жил в Абези. Лагерь был худшим из всех, в которых пришлось ему побывать, а годы ссылок вспоминались теперь почти как райский сад» ;
  • последние месяцы жизни Яков провел в ссылке, «документ, по которому он должен был следовать в место новой, почти санаторной ссылки, можно было получить только в Москве <. > Через пять дней Яков выправил документы и получил направление в недалекий город Калинин. За сто первый километр», где «умер через восемь месяцев, в конце августа, от инфаркта <. > Последние счастливые месяцы жизни Якова».

Своего деда Якова Л.Улицкая видела один раз в жизни в детстве :

«Чуть ли не первый раз в жизни Генрих упомянул отца. Нора отметила это, удивилась: в самом деле о Якове Осецком ей никогда ничего не говорили. Что- то смутное, из детства. Хотя она его помнила — однажды он был у них на Никитском, какие-то отдельные черты — усы щеточкой, длинные большие уши да еще рукодельный, из цельного дерева, костыль с изгибом ствола, превращенным в рукоять. Больше она его никогда не видела».

Образ мамы в романе

В одном из интервью, рассказывая о матери, Л. Улицкая, говорила, что мать ее всегда «была чудесной девочкой. Она никогда не выходила из юного возраста, и в этом было ее огромное очарование», мать была лучшей подругой, никогда не поучала, была «восхитительно легкомысленна, и было в ней изумительное качество — умение радоваться», отношения с матерью изменились, «когда мне был лет 15 — с этого времени я чувствовала себя старшей, и, что самое замечательное, она полностью приняла такое положение вещей».

В образе Амалии мы наблюдаем удивительное сходство с матерью автора Гинзбург Марианной Борисовной: «какой же она была веселой и легкой подружкой Норе в детстве — смешливая, подвижная, все девчонки завидовали. Мама была лучшей из всех подружек», «была и еще одна особенность в отношениях Норы с матерью — годам к пятнадцати Нора обнаружила, что в каком-то смысле она старше матери. Это старшинство Амалия признала весело, с улыбкой. Она была простодушна, но не глупа — почуяла в дочери не годами исчисляющуюся взрослость, сдалась без боя, но не то что руководить перестала, даже и советов старалась не давать…».

Когда Марианне Гинзбург исполнилось 50 лет, дочь поинтересовалась: «Мам, а на какой возраст ты себя ощущаешь? Она смутилась и спросила меня, не буду ли я смеяться? Не больше восемнадцати — ответила она». Эта ситуация, этот разговор, был перенесен автором в роман:

«Лицо у Амалии было очень молодым, может, не столько молодым, сколько детским. — Мам, а ты себя как ощущаешь, на какой возраст? — Амалии было за шестьдесят. — Не скажу, смеяться будешь, — снова засмеялась Амалия.- Не кокетничай! Я же не Андрей. Скажи, правда. У каждого собственное ощущение возраста. Амалия перестала смеяться. Задумалась, как будто что-то подсчитывала в уме. — Точно не могу сказать. Но не больше двадцати трех. Может, немного меньше. От восемнадцати до двадцати трех».

ЛитРес

Как Людмила Улицкая вписалась в свое произведение

Сама Людмила Евгеньевна закончила кафедру генетики биологического факультета МГУ и работала в Институте общей генетики АН СССР. Данный факт в романе не отображен, однако включены описания, связанные с генетикой, упоминается о клетках, ДНК, лабораториях:

«Фишка, Витася, в том, что главный алфавит, на котором написан текст, был открыт только в 1953 году — это четырехбуквенный код ДНК. <…> — Семь лет я изучаю Тору. Я стою на пороге. Может быть, я один из немногих, кто в состоянии сопоставить современные открытия в области биологии — Науки Жизни — с текстом Торы, который представляет собой пересказ текстов ДНК».

Работала Людмила Евгеньевна и в музыкальном театре, где в ее обязанности входило создание сценариев, инсценировок, рецензирование спектакле:  «Это была самая трудная из всех Нориных работ. Она вступила в тяжелый бой с текстом». В романе «Нора была художник-постановщик», у нее «был опыт работы в театре», вместе с Тенгизом постоянно обсуждали вопросы, касающиеся постановки пьес, «это была их всегдашняя забава — именно на ее вопросах он строил свои режиссерские ответы. И лучше нее никто не умел это делать».

Мы знаем, что первое произведение Л.Улицкой была переведено на французский язык:

«Нора к этому времени успела написать книгу о русском театральном авангарде, ее перевели в том же году на английский и на французский».

Из биографии автора мы знаем, что онкологические заболевания оказались достаточно распространенными в ее семье, в 53 года от рака умирает мать Л.Улицкой. В романе эта болезнь встречается тоже очень часто, от нее умирает мать и отец Норы: «Нора сразу же почуяла неприятность. Она оказалась большей, чем можно было ожидать. У Амалии нашли рак», после ее смерти «через три месяца настала очередь Генриха. И у него обнаружился рак. Рак легкого».

Сама Людмила Евгеньевна, болеет раком, с которым справляется: «Болезнь была та самая, от которой умерла Амалия <…> На шестьдесят восьмом году Нориной жизни эта поломка, притаившаяся в каком-то гене, полученном от матери, проявилась — и диагноз поставили тот самый <…> Она прошла положенный ей курс протокольного лечения, и через полгода кровь восстановилась».

Известно, что младший сын Людмилы Улицкой увлекался джазовым музицированием, однако по музыкальному пути не пошел, а стал синхронным переводчиком, при сопоставлении с романом обнаруживаем следующее: «Юрик к этому времени глубоко влезший в историю джаза и в музыкальную теорию, расположенную за гранью академической, и потерявший интерес к ансамблевой игре в качестве гитариста, освоил профессию, которая сама прыгнула ему в руки, — стал синхронным переводчиком».

В конце романа автор выражает благодарность Кате Гордеевой «за гениальное соучастие — пока я рожала эту книгу, она родила сына Якова, который внес подлинность во всю эту частично придуманную историю». В романе у Юрика и Лизы рождается сын: « — Лизка! — Лизка! Яшка родился! Все самое страшное позади!».

Видео: Презентация на «Читай Город»

Роль театра в романе

Нора — театральный художник, и этот факт, помимо автобиографичности (Улицкая долгие годы работала завлитом Камерного еврейского музыкального театра), имеет огромное значение для всего сюжета.

Что в имени моем

Само имя героини взято из пьесы Ибсена «Кукольный дом»: «Твоя мать назвала меня Норой. Ибсена читал?» — говорит она отцу у гроба бабушки Маруси.

Отца зовут Генрихом в честь погибшего брата дедушки, но Генрих — это имя Ибсена. Этот театральный контекст придает образу Норы двойственный характер: героиня является не только потомком автобиографического героя Якова, но и норвежского автора Ибсена, «отца современной драматургии»

Эта двойственность жизни и искусства, документальности и фикции лежит в основе образа Норы и связанной с ней сюжетной линии. С одной стороны, она склонна видеть действительность через призму театра: сцены обмывания тела и поминок бабушки, например, она воспринимает как возможные театральные постановки. «Можно было бы поставить такой спектакль — все живые герои в саркофагах, а умирая — из них выходят… <…> Нора уже видела спектакль, который можно было бы на этом месте разыграть. Вот в этих самых декорациях…».

DeKa Media

Восемь эпизодов

 С другой стороны, она работает вместе со своим возлюбленным, грузинским режиссером Тенгизом, создавая разные спектакли на основе как драматических, так и прозаических произведений русской и мировой литературы. Сюжет включает в себя восемь эпизодов их совместной работы. Эти эпизоды объединены между собой:

  • Во-первых, тесно связаны с развитием творческих и интимных отношений героев, представляющих собой «пьесу их жизни»
  • Во-вторых, в них запечатлен процесс становления Норы как писателя.
  • В-третьих, в каждом эпизоде, в процессе осмысления оригинального произведения, лежащего в основе нового, запланированного спектакля, выделяется один из основных аспектов человеческого бытия, и тем самым в результате восьми задуманных героями спектаклей создается определенное антропологическое видение автора.

Три сестры

Первая пьеса, над которой работают Нора с Тенгизом — «Три сестры» Чехова. Выделенный ими в пьесе аспект человеческого бытия — это отношение к работе, придающей смысл человеческой жизни. Согласно интерпретации Тенгиза, единственный герой среди скучающих теней-персонажей Чехова — Анфиса, которая беспрерывно работает и потому «у нее жизнь осмысленная».

Во время совместной работы Нора и Тенгиз живут в «любовном облаке», и «изумительная полнота и плотность» их жизни служит как бы контрапунктом мечтательному существованию чеховских персонажей.

Путешествия Гулливера

Следующий спектакль, который ставят герои два года спустя, — это адаптация четвертой части романа-сатиры Свифта «Путешествия Гулливера». Главной темой этой постановки является поиск той границы, «где человек становится животным, животное — человеком».

Текст сценария создает драматург, «бабочка Серебряного века», а герои ставят свой спектакль в кукольном театре на Алтае. Во время работы они живут полноценной семейной жизнью вместе с полуторагодовым сыном Норы, и эти месяцы оказываются счастливейшим периодом ее жизни.

Король Лир

Работа над следующим, третьим спектаклем, однако, начинается с сомнений Норы по поводу их взаимоотношений с Тенгизом. «О чем мы сейчас говорим? О твоих отношениях с Тенгизом или о „Лире“?» — задает ей вопрос Туся, ее подруга, специалист по драматургии. Оказывается, что обе сферы взаимосвязаны, и проблема, которую Тенгиз ставит в центр постановки «Короля Лира» — освобождение от социальных ролей вплоть до преображения плоти и личности — является важнейшей жизненной проблемой и самой Норы.

Кармен

Следующий за этим спектакль, адаптация повести Мериме «Кармен», представляет собой важный этап в профессиональном развитии Норы. По настоянию Тенгиза, она сама пишет сценарий, вводя в сюжет автора в качестве действующего лица. Этот момент можно считать автореферентным, поскольку то же самое происходит и с ней: к концу сюжета романа стирается граница между Норой-персонажем и Норой-авто- ром нового текста — самого романа.

В постановке «Кармен» основная тема — любовь и смерть; а высказывание Тенгиза о природе чувства, которое он испытывает к Норе, представляет собой пик их взаимоотношений: «Нора переваривала сказанную Тенгизом фразу. Это было лучшее из всего, что он ей говорил».

DeKa Media

Вий

В адаптации повести Гоголя «Вий», в пятой по очереди постановке, на первый план выходит рутина совместной работы героев и ставший уже привычным их профессиональный успех. В отличие от предыдущих театральных эпизодов, описывается не процесс постановки, текст которой опять пишет Нора, а ее восприятие публикой и театральными специалистами.

В спектакле акцентируется тема «человек и злые силы», и также затрагивается вопрос национальной принадлежности использованного фольклорного материала.

Леди Макбет Мценского уезда

Последняя совместная работа Норы и Тенгиза — постановка на сцене венгерского театра повести Лескова «Леди Макбет Мценского уезда». В центр спектакля Тенгиз ставит тему страсти и судьбы, которые непреодолимы для героини Лескова. Сама Нора к этому моменту уже отчасти преодолевает свою страсть к Тенгизу и допускает его к себе только после успешной премьеры. Их интимная связь восстанавливается, но в этот раз уже ненадолго.

В первой постановке «Трех сестер» «театр теней» имеет негативную коннотацию, обозначая пространство, в котором «мечты и неосуществимые планы и были реальностью жизни»16, а этой реальности противопоставлены плотность постоянно работающей Анфисы и Наташа, «прибирающая к рукам всю плоть жизни».

В последней же постановке Тенгиза «театр теней» становится продолжением и в то же время эквивалентом Творения. «Это мир, который от начала до конца создал Тенгиз из одних только теней, содержание невысказуемо ни на одном языке. Да и нет ни одного слова. Нет вообще ничего… Это Творение. Ну да, конечно. Не рассказ о Творении, а само Творение».

Постановки последних двух театральных эпизодов в романе Улицкой принадлежат каждому из двух героев отдельно. Нора получает предложение ставить «Тевье-молочника» Ш. Алейхема. Работа над текстом оказывается самой трудной из всех ее работ, так как она сталкивается с еврейской темой, имеющей значение опять-таки не только для постановки, но и лично для нее. В ее осмыслении окончание сюжета на сцене приобретает эсхатологический характер, поскольку «предчувствие всеобщего конца» завершается уходом из мира всех людей. В последней же постановке Тенгиза, в которой Нора присутствует только как зритель, отсутствует не только человек, но преодолевается вообще материальный мир: «Нет никакой материи — это театр вообще без материи. Идеальный театр, в котором нет ничего, кроме тени, и не музыка — тени звука».

Видео: аудиокнига Лестница Якова

Видео: презентация романа «Лестница якова»

Аннотация к книге: Лестница Якова” — это роман-притча, причудливо разветвленная семейная хроника с множеством героев и филигранно выстроенным сюжетом. В центре романа — параллельные судьбы Якова Осецкого, человека книги и интеллектуала, рожденного в конце XIX века, и его внучки Норы — театрального художника, личности своевольной и деятельной. Их “знакомство” состоялось в начале XXI века, когда Нора прочла переписку Якова и бабушки Марии и получила в архиве КГБ доступ к его личному делу… В основу романа легли письма из личного архива автора.

Заключение

Из этого краткого обзора театральных эпизодов романа видно, что именно через описание восьми постановок,  осмысляются основные аспекты человеческого бытия:

  • отличие от животного существования;
  • работа, социальные роли и личность;
  • национальная принадлежность;
  • любовь и страсть;
  • судьба и смерть;
  • преодоление материального мира в акте творчества.
gasindm

Театральные эпизоды романа, кроме того, что в них разрабатывается антропологическая картина, в которой человеческое творчество занимает центральное место и приобретает почти сакральный смысл, интересны еще и тем, что они однотипны по своему строению. В почти каждом из них творческому акту предшествует герменевтический момент, то есть осмысление Тенгизом и/или Норой выбранного для постановки произведения. Наиболее значимое для новой интерпретации предложение из оригинала выделено прямой цитатой, но герои осмысляют не только текст. В процессе совместных размышлений ими, как правило, упоминается одна из реализованных в прошлом постановок данного произведения.

В результате этого двойного осмысления (текста и его постановки) Нора, которой в процессе работы постепенно «передается жар Тенгиза», воплощает идеи своего возлюбленного в визуальных образах, которые приобретают свое конечное материальное воплощение в спектакле. Сам спектакль имеет уже меньшее значение, его описание в большинстве случаев пропускается автором романа и упоминается только реакция публики или представителей власти.

«Лестница Якова» — это самый «личный» роман Л. Улицкой с высокой долей автобиографизма, а семейная тематика в нем предстает в весьма разветвленном контексте, в нескольких временных пластах.

Роман Л. Улицкой, вышедший в 2015 году, получил третью премию «Большая книга» и стал победителем в читательском голосовании на присуждении этой премии. Успех романа критики объясняют отчасти его документальностью и автобиографичностью. Сама Улицкая не раз говорила о том, что в романе воссоздан образ ее дедушки Якова Улицкого на основе записных книжек последнего и его переписки с женой, а также по сохранившимся о нем архивным документам КГБ.

Используемая литература:

  1. Автобиографичность романа Л.Улицкой «Лестница Якова». Цой К. П. // Карагандинский университет им. Е.А. Букетова
  2. Весь мир романа — Театр («Лестница Якова» Л. Улицкой). Сабо Тюнде
  3. Лестница Якова: роман/ Людмила Улицкая. — Москва: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2018. — 731 с.
  4. Личность и история в романе Л. Улицкой «Лестница Якова». Ничипоров И.Б.  // Пушкинские чтения — 2016. Под общ. ред. В.Н. Скворцова; отв. ред. Т.В. Мальцева. ЛГУ им. А.С. Пушкина. СПб., 2016. С. 75—80.
  5. Людмила Улицкая: «Человека формирует семья, а социум — в меньшей мере» // Лехаим. — 6.08.2014.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *